elegia

Солидный Фёдоров для солидных господ

Лидер знаменитой отечественной группы АукцЫон, гитарист и вокалист Леонид Фёдоров, и его бессменный камрад – контрабасист Владимир Волков выпустили новый альбом. Произошло это совсем недавно, 3-го апреля. Называется он Элегия и в его записи Фёдорову с Волковым помогали клавишник Владимир Мартынов, скрипачка Татьяна Гринденко и целая армия академических музыкантов из ансамбля Opus Posth (которым руководит вышеобъявленная Гринденко). Opus Posth и раньше появлялись на альбомах Фёдорова и Волкова, но только эпизодически. Элегия же, целиком и полностью записана с ними.

opus_posth

Вообще, наметилась общая тенденция для «наших» музыкантов, начинавших еще в эпоху совка: они матереют, потихоньку переходя в статус культовых. Пусть и не слишком часто (запал-то уже не тот), но периодически радуют нас своими неизменно качественными альбомами. Порой эти альбомы они записывают за рубежом или при участии зарубежных профессионалов.
А вот юношеский задор и дилетантство (которое в чем-то даже украшало их ранние работы) постепенно сходит «на нет». В общем, качество растет, но «мына» все меньше.

Ругать сегодняшнего героя в отсутствии вдохновения не приходится. Фёдоров с завидной регулярностью выпускает новые альбомы, так что ни о каком его «забронзовении» здесь не может быть и речи. Хотя, на первый взгляд,  Элегия произвела на меня именно такое впечатление.


Леонид Федоров — Элегия(версия с альбома «Весна»)

Начнем с того Фёдоров частенько грешит тем, что перепевает свои старые вещи (или АукцЫона) в новых аранжировках. А здесь это было доведено до абсолюта! На Элегии нет ни одной новой песни:
Мотыльки – с одноимённого альбома Фёдорова и Волкова.
Вьюга – с раннего фёдоровского сольника Лиловый день.
Если его нет – с одноимённого альбома Фёдорова и Волкова.
Бобэоби – со старого альбома Хвоста и АукцЫона Жилец вершин, написанного на стихи Велимира Хлебникова.
Элегия – c фёдоровского альбома Весна, написанного на стихи Александра Введенского.
Последний дюйм – перепевка Песни Бена из советской киноленты «Последний дюйм» (1958 года). В фильме её исполнял певец Михаил Рыба. Это единственная вещь на Элегии, которая ранее, не появлялась на альбомах Фёдорова. Однако на концертах он её стал исполнять уже довольно давно.


Песня Бена (Последний дюйм). Оригинал из фильма

Поэтому, создаётся впечатление, что Фёдоров записал что-то вроде the best с оркестром.
При первом прослушивании у меня возник вопрос «Зачем?». Но при втором – отпал. Пофиг, зачем, главное, что в целом хорошо! Хоть и местами скучновато…

Прослушивая многочисленные сольники Фёдорова, создаётся впечатление, что он способен  создать песню хоть из «инструкции по применению электрочайника». Как мне кажется, порой его альбомы изобилуют проходными вещами, написанными как бы «механически» (типа, сел, взял в руки какой-то текст и придумал к нему мелодию). В АукцЫоне Фёдоров по большей части, сочиняет на чужие тексты (Озерского и Гаркуши). Сотрудничество с коллегами по группе, позволяло ему вести живую, гибкую работу над песней с возможностью корректирования текста, для лучшего сочетания с мелодией. Но поэзия, которую Фёдоров зачастую использовал для своих сольников, с «каноничными» строками Хвостенко, Волохонского, Введенского и Хлебникова, наверняка лишь подталкивала его к «механическому» методу. Тут уж ничего не попишешь, каков стих есть, таким его и надо петь.

На Элегии нет проходных вещей, что несомненный плюс! Фёдорову было что выбрать из своей обширной дискографии, но он ограничился шестью песнями. И они звучат здесь куда продолжительней, нежели раньше. Некогда восьмиминутные Мотыльки растянулись более чем на двадцать минут! Не отстает и сама композиция Элегия, длящаяся восемнадцать минут, вместо шести!
Так что – это альбом с упором на инструментальную составляющую. Здесь есть и неторопливые вступления, и долгие проигрыши, и аранжировки с многочисленными струнными смычковыми инструментами (их бы хватило на камерный оркестр).

Получился «Фёдоров для богатых». Как у Пелевина – «Солидный Господь для солидных господ». Мрачность фёдоровских мелодий, изначально, скорее фолковых  – единственное, что не позволяет отнести этот альбом к академизму, или барокко-року. Но всё равно в целом он звучит как-то «холодновато». Этакая «отстраненность профессионалов».
Opus Posth вполне могли бы обойтись без Леонида Фёдорова (если не брать во внимание, что он автор песен). Пригласили бы какого-нибудь оперного певца, например, или женский хор! И от Lo-Fi-звучания многих прошлых фёдоровских проектов здесь, конечно, нет и следа. Записано всё качественно. Работа над альбомом проходила в тон-студии Мосфильма, со звукорежиссёром Андреем Левином.

R-6827976-1427478847-8787.jpeg

Подводя итог:
Настроение песенных частей в композициях Мотыльки и Элегия контрастируют с их затянутыми вступлениями. То есть – можно было обойтись и без таких вступлений (ну или как-то лучше подогнать их к основной мелодии).
Вьюга и Если его нет – неплохи, а вот Бобэоби всё же был лучше в исполнении АукцЫона.
Самый живой трек на альбоме  – Последний дюйм (он же – самый гитарный).

Поклонники Фёдорова и АукцЫона, оценят альбом и даже, наверняка, приобретут этот диск в коллекцию, памятуя о том, как трепетно его автор относится к вопросам копирайта. Но для остальных – непосвящённых, альбом Элегия вряд ли станет «входным билетом» в творчество Фёдорова.

Если и дальше так пойдёт, старая шутка из Антимульта про Бориса Гребенщикова, выпускающего новый альбом, где он поёт свои старые песни задом наперёд (или у себя в парадной, душе, или где ещё), станет актуальна и про Леонида Фёдорова…
А может она уже про него актуальна?!

04-04_fed_vol_a3_01

Ещё интересное




Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.