немного о русском роке и молодёжи 90х

У меня мало положительных воспоминаний детства касающихся музыки моих сверстников. На всех весёлых посиделках с друзьями товарищами кто-нибудь доставал гитару и… начиналось… просился и исполнялся на расстроенных гитарах такой беспросветный мрак и ужас лидеров явления «русский рок», что становилось просто страшно… И это в 90е чёрт возьми! До сих пор в голове не укладывается как молодой человек шикарных середины-конца 90х, когда в страну валом хлынули западные исполнители и сочинялись все гениальные отечественные подделки, мог фанатеть от чернухи характерной для забитого поколения обречённых 80х? Группа Кино и прочее — это же просто мрак и кромешная тьма. Я могу понять, чем близки эти песни людям поколения разваливающейся страны, но подобные вкусы и настроения у моего поколения +/- пару лет — это генетическая патология.

Но кое-что здоровское могу вспомнить. Под самый конец моей школьной жизни, по главному студенческому радио Ультра крутили трэк, отмечавшей в тот год свой юбилей группы ЧАЙФ, про пацана вернувшегося из армии к недождавшейся его любимой. Проникновенность исполнения тронула меня тогда до глубины души. Это было очень близко к отечественному слушателю и на очень высоком исполнительском уровне. Жаль её очень быстро сняли с эфира. Тот трэк найти я тогда не смог, разбираться досконально в творчестве как её презрительно называли продвинутые рус-рокеры, «группы для евреев третьего сорта» было как-то безрадостно. И вот сейчас нашёл, учитывая сколь разительно отличается альбомная версия от того концертного выступления, неудивительно, что задача найти оказалась нетривиальной. Вне зависимости от объективного уровня профессионализма группы, на концерте Шахрин выложился на все 100, аранжировочку дебильную там тоже убрали, оставив самое главное. Квинтэссенция группы, её абсолютная вершина, и, наверное, самого явления «русский рок».

Открывающая вещь с пятнадцатилетнего юбилейного концерта российской рок — группы ЧАЙФ — С войны.


В твоем парадном темно,
Резкий запах привычно бьет в нос.
Твой дом был под самой крышей —
В нем немного ближе до звезд.

Ты шел не спеша,
Возвращаясь с войны
Со сладким чувством победы,
С горьким чувством вины.

Вот твой дом, но в двери уже
Новый замок.
Здесь ждали тебя так долго,
Но ты вернуться не мог.

И последняя ночь прошла
В этом доме в слезах.
И ты опять не пришел,
И в дом пробрался страх.

Страх смотрел ей в глаза
Отражением в темном стекле.
Страх сказал, что так будет лучше
Ей и тебе.

Он указал ей на дверь
И на новый замок.
Он вложил в ее руки ключ и сделал так,
Чтоб ты вернуться не мог.

И ты вышел во двор,
И ты сел под окном,
Как брошенный пес.
И вот чуть-чуть отошел,
Да немного замерз.

И ты понял,
Что если б спешил,
То мог бы успеть.
Но что уж теперь поделать —
Ты достал гитару и начал петь.

А соседи шумят —
Они не могут понять,
Когда хочется петь.
Соседи не любят твоих песен,
Они привыкли терпеть.

Они привыкли каждый день входить
В этот темный подъезд.
Если есть запрещающий знак,
Они знают — где-то рядом объезд.

А ты орал веселую песню
С грустным концом.
А на шум пришли мужики,
И ты вытянул спичку —
Тебе быть гонцом.

Пустая консервная банка,
И ее наполняли вином.
И вот ты немного согрелся —
Теперь бороться со сном.

И тогда ты им все рассказал,
И про то, как был на войне.
А один из них крикнул:
Врешь, музыкант!,
И ты прижался к стене.

Ты ударил первый,
Тебя так учил
Отец с ранних лет.
И еще ты успел посмотреть на окно.
В это время она
Погасила свет.

В твоем парадном темно,
Резкий запах привычно бьет в нос.
Твой дом был под самой крышей —
В нем немного ближе до звезд.

Ты шел не спеша,
Возвращаясь с войны
Со сладким чувством победы,
С горьким чувством вины.

Ещё интересное




Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.